Попробуйте представить себя героем такой фантастической ситуации: Вы вышли утром на улицу и при полной ясности сознания обнаружили, что с миром что-то произошло: все люди, дома и окружающие предметы стали более вытянутыми в длину, чем обычно. Вы попытались стряхнуть наваждение и похолодели, осознав, что странным образом сходите с ума. Поблуждав по улице в состоянии прострации, вы решили, что это какой-то необыкновенно цепкий сон. Но он не проходил. Постепенно заползла мысль: а не катастрофа ли это, не конец ли света? Или эксперимент какого-то чудовищного разума?

Уже дома, дрожащими руками Вы начали перемерять линейкой знакомые предметы, зная наперед результат.

Закончив пустую процедуру, Вы кинулись к психиатру. Пробившись без очереди, что в Вашем состоянии удалось без труда, Вы выложили ему все как есть, показывая на уродство вещей в его кабинете. Однако Вы поняли, что он не замечает этого. И, уделив Вам много внимания, он, врач опытный, объяснил, что Вы немного хитрите, преувеличивая свои состояния: столь устойчивых и согласованных галлюцинаций при нормальной психике не бывает. Вы ушли ни с чем, с тоскливым чувством в душе. Со своими близкими Вы говорить не решились, осознав свою отделенность от всего мира.

Но дело на этом не закончилось. На другой день на часах Вы увидели тринадцать цифр вместо двенадцати и к ужасу убедились, что все живут по двадцатишестичасовым суткам. Вы с осторожностью выяснили новые расклады всех перерывов, концов работ, расписаний и графиков и уже никому об этом не сказали.

Наконец, Вы решились снова зайти к тому же психиатру и рассказать ему об этом. Он посоветовал Вам своей рукой составить бумажку, в которой записаны некоторые цифры и положения, взятые из окружающей жизни, и если что-то покажется не так, заглянуть в эту бумажку.

А для большей убедительности он сам согласен своей подписью удостоверить, что все написано правильно. Такая бумажка с непривычными цифрами была составлена и подписана.

И вот, как в насмешку, через некоторое время опять что-то стало не так. Но в Вашей бумажке сохранился прежний вариант.

Вы хватаете такси (они еще сохранились) и мчитесь к своему психиатру. Врываетесь без очереди и суете ему бумажку. Он смотрит на некоторые странные цифры на ней, на свою подпись и вдруг догадка осеняет его.

Он только сейчас понял, что Вы владеете гипнозом и просто морочите его, заставив поставить подпись под заведомой ерундой. Он Вас стыдит и, не дожидаясь Вашего ухода, вызывает следующего больного.

А дальше становится все хуже. Весь мир, как танец сумасшедшего, сменяется перед Вами ото дня ко дню.

Меняется облик и характер Вашей жены, сына и близких друзей, международная политика и законы физики. Наконец, сами Ваши чувства становятся какими-то странными. Вы все еще любите свою жену, но ее уже нет. Это она и не она. Время для Вас останавливается.

Осталось только покончить с собой, и потеряв контроль, Вы сказали об этом жене. Она удивленно смотрит на Вас и спрашивает: «А что это даст? И сколько убийств ты хочешь

совершить?» Вы не понимаете ее и говорите: «Только свое, конечно». — «Об этом я и спрашиваю, но сколько своих сознаний ты хочешь убить? Одно — нет смысла явно, так как будешь все видеть, будешь мучаться, но ничего не сможешь сделать, два — еще куда ни шло, но проспишься и вернешься сюда же, однако меня скорее всего не застанешь. А вытаскивать тебя оттуда у нас нет денег. И какой в этом смысл, если ты сам туда залезешь?»

После такой бессмыслицы у Вас может действительно зародиться сомнение, а есть ли смерть в этом мире? И этот новый мир своим укладом вскоре убедит Вас, что смерти в нем действительно нет.

И Ваша дальнейшая рабская жизнь, полная осторожных шагов, жизнь тихого забитого существа, которое мир каждого момента считает больным, будет направлена на тяжкие поиски освобождения от этого мира, в котором жизнь и смерть есть два разных названия для продолжения какого-то бытия, по отношению к которому Вы оказались существом из мира с другим законом изменения реальности.

Этот «рассказ», конечно, шутка. Но шутка достаточно грозная для неподготовленного человеческого существа.